«Изобретатель»

 В одном болоте на кочке под ивой вывелись дикие кряковые утята. Вскоре после этого мать повела их к озеру по коровьей тропе. Я заметил их издали, спрятался за дерево, и утята подошли к самым моим ногам. Трех из них я взял себе на воспитание, остальные шестнадцать пошли себе дальше по коровьей тропе.

 Подержал я у себя этих черных утят, и стали они вскоре все серыми. После из серых один вышел красавец разноцветный селезень и две уточки, Дуся и Муся. Мы им крылья подрезали, чтобы не улетели, и жили они у нас на дворе вместе с домашними птицами: куры были у нас и гуси.

 С наступлением новой весны устроили мы своим дикарям из всякого хлама в подвале кочки, как на болоте, и на них гнезда. Дуся положила себе в гнездо шестнадцать яиц и стала высиживать утят. Муся положила четырнадцать, но сидеть на них не захотела. Как мы ни бились, пустая голова не захотела быть матерью. И мы посадили на утиные яйца нашу важную черную курицу — Пиковую Даму.

 Пришло время, вывелись наши утята. Мы их некоторое время подержали на кухне, в тепле, крошили им яйца, ухаживали.

 Через несколько дней наступила очень хорошая, теплая погода, и Дуся повела своих черненьких к пруду, и Пиковая Дама своих — в огород за червями.

 — Свись-свись! — утята в пруду.

 — Кряк-кряк! — отвечает им утка.

 — Свись-свись! — утята в огороде.

 — Квох-квох! — отвечает им курица.

 Утята, конечно, не могут понять, что значит «квох-квох», а что слышится с пруда, это им хорошо известно.

 «Свись-свись» — это значит: «свои к своим».

 А «кряк-кряк» — значит: «вы — утки, вы — кряквы, скорей плывите!»

 И они, конечно, глядят туда, к пруду.

 — Свои к своим!

 И бегут.

 — Плывите, плывите!

 И плывут.

 — Квох-квох! — упирается важная птица курица на берегу.

 Они всё плывут и плывут. Сосвистались, сплылись, радостно приняла их в свою семью Дуся- по Мусе они были ей родные племянники.

 Весь день большая сборная утиная семья плавала на прудике, и весь день Пиковая Дама, распушенная, сердитая, квохтала, ворчала, копала ногой червей на берегу, старалась привлечь червями утят и квохтала им о том, что уж очень-то много червей, таких хороших червей!

 — Дрянь-дрянь! — отвечала ей кряква.

 А вечером она всех своих утят провела одной длинной веревочкой по сухой тропинке. Под самым носом важной птицы прошли они, черненькие, с большими утиными носами- ни один даже на такую мать и не поглядел.

 Мы всех их собрали в одну высокую корзинку и оставили ночевать в теплой кухне, возле плиты.

 Утром, когда мы еще спали, Дуся вылезла из корзины, ходила вокруг по полу, кричала, вызывала к себе утят. В тридцать голосов ей на крик отвечали свистуны.

 На утиный крик стены нашего дома, сделанного из звонкого соснового леса, отзывались по-своему. И все-таки в этой кутерьме мы расслышали отдельно голос одного утенка.

 — Слышите? — спросил я своих ребят.

 Они прислушались.

 — Слышим! — закричали.

 И пошли в кухню.

 Там, оказалось, Дуся была не одна на полу. С ней рядом бегал один утенок, очень беспокоился и непрерывно свистел. Этот утенок, как и все другие, был ростом с небольшой огурец. Как же мог такой-то воин перелезть стену корзинки высотой сантиметров в тридцать?

 Стали все мы об этом догадываться, и тут явился новый вопрос: сам утенок придумал себе какой-нибудь способ выбраться из корзины вслед за матерью или же она случайно задела его как-нибудь своим крылом и выбросила? Я перевязал ножку этого утенка ленточкой и пустил в общее стадо.

 Переспали мы ночь, и утром, как только раздался в доме утиный утренний крик, мы — в кухню.

 На полу вместе с Дусей бегал утенок с перевязанной лапкой.

 Все утята, заключенные в корзине, свистели, рвались на волю и не могли ничего сделать. Этот выбрался. Я сказал:

 — Он что-то придумал.

 — Он изобретатель! — крикнул Лева.

 Тогда я задумал посмотреть, каким же способом этот «изобретатель» решает труднейшую задачу: на своих утиных перепончатых лапках подняться по отвесной стене. Я встал на следующее утро до свету, когда и ребята мои и утята спали непробудным сном. В кухне я сел возле выключателя, чтобы сразу, когда надо будет, дать свет и рассмотреть события в глубине корзины.

 И вот побелело окно. Стало светать.

 — Кряк-кряк! — проговорила Дуся.

 — Свись-свись! — ответил единственный утенок.

 И все замерло. Спали ребята, спали утята.

 Раздался гудок на фабрике. Свету прибавилось.

 — Кряк-кряк! — повторила Дуся.

 Никто не ответил. Я понял: «изобретателю» сейчас некогда — сейчас, наверно, он и решает свою труднейшую задачу. И я включил свет.

 Ну, так вот я и знал! Утка еще не встала, и голова ее еще была вровень с краем корзины. Все утята спали в тепле под матерью, только один, с перевязанной лапкой, вылез и по перьям матери, как по кирпичикам, взбирался вверх, к ней на спину. Когда Дуся встала, она подняла его высоко, на уровень с краем корзины. По ее спине утенок, как мышь, пробежал до края — и кувырк вниз! Вслед за ним мать тоже вывалилась на пол, и началась обычная утренняя кутерьма: крик, свист на весь дом.

 Дня через два после этого утром на полу появилось сразу три утенка, потом пять, и пошло и пошло: чуть только крякнет утром Дуся, все утята к ней на спину и потом валятся вниз.

 А первого утенка, проложившего путь для других, мои дети так и прозвали Изобретателем.

Автор произведения:
М. Пришвин
280
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...